Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

pen'

Только русский человек поймёт истинный смысл

Оригинал взят у cycyron в Только русский человек поймёт истинный смысл
Оригинал взят у kirroil в Только русский человек поймёт истинный смысл

Автор - Vlad49. Это цитата этого сообщения



Только русский человек

поймёт истинный смысл

Великая русская языца... .

что лежит, а что сидит....

Почему когда говорят "сыграть", думается "в ящик"?
А когда говорят "ящик", думается "водки"?
Беседуют англичанин, француз и русский. Англичанин:
- У нас произношение трудное. Мы говорим "Инаф", а пишем "Enough".
Француз:
- О-ля-ля, у нас-то как сложно! Мы говорим "Бордо" а пишем "Bordeaux".
Русский:
- Да это всё пустяки. Мы говорим: "Чё?", а пишем: "Повторите, пожалуйста".
Collapse )
Муж с женой поссорились, ругаются, кричат.
Она ему резко заявляет:
- А теперь стих!
Он ошеломлённо спрашивает:
- Какой стих?
- Стих - это глагол!
Сел и стих, придурок!..
Перед нами стол. На столе стакан и вилка. Что они делают? Стакан стоит, а вилка лежит.
Если мы воткнем вилку в столешницу, вилка будет стоять.
То есть стоят вертикальные предметы, а лежат горизонтальные?
Добавляем на стол тарелку и сковороду.
Они вроде горизонтальные, но на столе стоят.
Теперь положим тарелку в сковородку. Там она лежит, а ведь на столе стояла.
Может быть, стоят предметы готовые к использованию?
Нет, вилка–то готова была, когда лежала.
Теперь на стол залезает кошка.
Она может стоять, сидеть и лежать.
Если в плане стояния и лежания она как–то лезет в логику "вертикальный–горизонтальный", то сидение — это новое свойство. Сидит она на попе.
Теперь на стол села птичка.
Она на столе сидит, но сидит на ногах, а не на попе. Хотя вроде бы должна стоять. Но стоять она не может вовсе.
Но если мы убьём бедную птичку и сделаем чучело, оно будет на столе стоять.
Может показаться, что сидение — атрибут живого, но сапог на ноге тоже сидит, хотя он не живой и не имеет попы.
Так что, поди ж пойми, что стоит, что лежит, а что сидит.
А мы ещё удивляемся, что иностранцы считают наш язык сложным и сравнивают с китайским.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru





pen'

про Корову

 Жила-была одна корова.
   Она была  в самом расцвете лет и уже давно и хорошо  дойная. Хозяева её не обижали, кормили, поили, доили, гоняли по утрам в стадо, а по вечерам, когда  всё стадо  дружным строем  возвращалось в село, хозяин сам   выходил  за ворота, чтобы её встретить, ласково похлопать  за ушами, погладить по морде. Корова закрывала глаза, а иногда даже пыталась шаловливо лизнуть языком  руку  хозяина. Так они играли.

   Но однажды, в один прекрасный день,  когда Корова мирно щипала траву на лесной опушке, она вдруг увидела загадочную птичку необычайной расцветки.  "Любопытная какая, -- подумала Корова, --  и  красивая !"

    А птичка тем временем запела. Да так сладко, что все окрестные коровы заслушались. Потом птичка перелетела на другой куст, чуток вглубь леса,  и её стало тише слышно.  Корова последовала   в ту сторону, откуда доносилось пение, и забрела за ближайшие ёлки. Но птичка перепорхнула ещё и ещё разок, всё глубже и глубже в чащу леса.  Уже не виден был просвет за стволами   сосен и берёз, уже вокруг был один лишь тёмный ельник, а Корова всё брела и брела вслед за сладким  переливчатым пением загадочной птички, разгребая рогами буреломы из поваленных стволов и сломанных веток.  Bдруг пение  стихло,  и Корова осталась совсем одна, ясно осознавая, что не  видит никакой тропы и не знает, куда дальше ступить своими копытцами.

   Наступила  летняя ночь. Полная Луна погладила Корову по рогам холодным сиянием и вскоре скрылась за облаками.  Никакой соломы, никакой травы вокруг не было -- одни лишь прошлогодние иголки  елей  да сухие  почерневшие листья  неизвестных деревьев попадались под ногами.  Ближе к утру похолодало и  навалилась усталость. Корова   только лишь прилегла вздремнуть на какой-то кочке, которая показалась ей достаточно сухой, только лишь  сомкнула веки, как  в  тот  же момент она услышала шумы, шорохи, топот и ...  какой-то  резкий запах, напоминающий запах   своры   деревенских собак, долетел до её носа. Собаки?  Но что они здесь делают, ночью-то?
   Нет, все эти звуки и запахи не были похожи на те  привычные, которые издавали знакомые собаки.  В предрассветных сумерках мелькнули быстрые тени, издававшие какое-то не то пыхтение, не то урчание.  Волки ! Так вот, оказывается,  вы какие !
Стремительно и продуманно они  рассредотачивались, окружая со всех сторон.

   Ничего не оставалось, как принять неравный  бой. Корова отбивалась как могла: копытами, рогами, хвостом. Она была молодая и довольно сильная от природы. И ещё она хотела жить. Волки были голодны, но трусливы. Когда их осталось всего  двое,  звери слегка отбежали в сторону и застыли там, стоя мордами навстречу друг к другу. Заметно было  по их напряжённым позам, что они   сосредоточенно  совещаются.  Потом  пара волков,  не  спешa,  озираясь на своих погибших в бою  собратьев, потрусилa  в  сторону тёмных кустов  и скрылась,  один за другим.  "Наверное, решили, что потом сюда вернутся  и догрызут своих же, " --  подумала Корова, тяжело переводя дух и чувствуя, что по её шее течёт какая-то горячая жидкость.

    Солнце  взошло над кронами елей, но отчего-то оно всё было сегодня в красных пятнах и  опутавших солнечный диск сеточках.
" День будет жаркий, -- подумала Корова, -- но какое  сегодня утром странное солнышко ?  Никогда такого не видела. Как интересно  жить... " -- то была её последняя мысль.
pen'

Николай Рубцов -- ОСЕННИЕ ЭТЮДЫ

1

Огонь в печи не спит,
перекликаясь
С глухим дождем, струящимся по крыше...
А возле ветхой сказочной часовни
Стоит береза старая, как Русь, -
И вся она как огненная буря,
Когда по ветру вытянутся ветви
И зашумят, охваченные дрожью,
И листья долго валятся с ветвей,
Вокруг ствола лужайку устилая...

Когда стихает яростная буря,
Сюда приходит девочка-малютка
И робко так садится на качели,
Закутываясь в бабушкину шаль.
Скрипят, скрипят под ветками качели,
И так шумит над девочкой береза
И так вздыхает горестно и страстно,
Как будто человеческою речью
Она желает что-то рассказать.
Они друг другу так необходимы!

Но я нарушил их уединенье,
Когда однажды шлялся по деревне
И вдруг спросил играючи: "Шалунья!
О чем поешь?" Малютка отвернулась
И говорит: "Я не пою, я плачу..."
Вокруг меня все стало так уныло!
Но в наши годы плакать невозможно,
И каждый раз, себя превозмогая,
Мы говорим: "Все будет хорошо".

2

И вот среди осеннего безлюдья
Раздался бодрый голос человека:
- Как много нынче клюквы на болоте!
- Как много нынче клюквы на болоте! -
Во всех домах тотчас отозвалось...

От всех чудес всемирного потопа
Досталось нам безбрежное болото,
На сотни верст усыпанное клюквой,
Овеянное сказками и былью
Прошедших здесь крестьянских поколений...
Зовешь, зовешь... Никто не отзовется...
И вдруг уснет могучее сознанье,
И вдруг уснут мучительные страсти,
Исчезнет даже память о тебе.
И в этом сне картины нашей жизни,
Одна другой туманнее, толпятся,
Покрытые миражной поволокой
Безбрежной тишины и забытья.
Лишь глухо стонет дерево сухое...

"Как хорошо! - я думал. - Как прекрасно!"
И вздрогнул вдруг, как будто пробудился,
Услышав странный посторонний звук.

Змея! Да, да! Болотная гадюка
За мной все это время наблюдала
И все ждала, шипя и извиваясь...
Мираж пропал. Я весь похолодел.
И прочь пошел, дрожа от омерзенья,
Но в этот миг, как туча, над болотом
Взлетели с криком яростные птицы,
Они так низко начали кружиться
Над головой моею одинокой,
Что стало мне опять не по себе...
"С чего бы это птицы взбеленились? -
Подумал я, все больше беспокоясь. -
С чего бы змеи начали шипеть?"

И понял я, что это не случайно,
Что весь на свете ужас и отрава
Тебя тотчас открыто окружают,
Когда увидят вдруг, что ты один.
Я понял это как предупрежденье, -
Мол, хватит, хватит шляться по болоту!
Да, да, я понял их предупрежденье, -
Один за клюквой больше не пойду...

3

Прошел октябрь. Пустынно за овином.
Звенит снежок в траве обледенелой.
И глохнет жизнь под небом оловянным,
И лишь почтовый трактор хлопотливо
Туда-сюда мотается чуть свет,
И только я с поникшей головою,
Как выраженье осени живое,
Проникнутый тоской ее и дружбой,
По косогорам родины брожу
И одного сильней всего желаю -
Чтоб в этот день осеннего распада
И в близкий день ревущей снежной бури
Всегда светила нам, не унывая,
Звезда труда, поэзии, покоя,
Чтоб и тогда она торжествовала,
Когда не будет памяти о нас...




***


Рубцов Николай